Выбери любимый жанр

Чёрная Вдова, или Королева Смерти (СИ) - "АПОЛИЯ" - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

========== Пролог ==========

Я бы все равно не ушла. Я бы все равно осталась. Тут. С тобой.

Боже, и зачем я пишу, если ты это даже не прочитаешь?

Я могу бесконечно говорить тебе об этом, но мне никогда не хватит воли вновь увидеть холод в твоих глазах.

А тебе никогда не хватит силы переступить через свое эго.

Мы настолько слабы, хотя оба управляем этими мирами и кажемся сильными.

Неужели это проще?

Да, это проще.

Проще уничтожить этот мир, чем воссоздать нашу семью.

Но я не хочу в это верить.

Ни за что…

Твоя Королева

========== ЧАСТЬ I. Глава 1. Решение ==========

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

«НЕВЫУЧЕННЫЙ УРОК.»

Спустя семь лет после несостоявшейся битвы. Форкс. Особняк Калленов

Каллены находились в гостиной своего дома. Эммет и Розали сидели в обнимку, и блондинка рассказывала мужу что-то насчет уже выросшей Ренесми, и мужчина улыбался на высказывания супруги. Справа от них расположились улыбающиеся Элис и Джаспер — они смеялись над чем-то. Чуть поодаль восседал Карлайл и приобнимал за талию Эсми, сидящую на подлокотнике его кресла.

Эдвард с встревоженным и задумчивым видом сидел на диване и держал за руку дочь.

Все сидели в гостиной…все, кроме Изабеллы.

Ее не было, при этом, такое повторялось неоднократно. Эдвард уже в который раз замечал, что его супруга ведет себя как-то необъяснимо странно и скрытно. Что могло напугать Беллу? Кто ее обидел?

Может, все дело в самом Эдварде?

Он терялся в догадках, не находя себе места, не имея возможности выяснить происходящее. Ее поведение было непонятным — она поздно возвращалась с охоты, хотя уходила в полдень, часто оставалась одна…нередко возникало ощущение, что она избегает свою семью, мужа…дочь. Что случилось?

Эдвард давно хотел с ней поговорить, но Изабелла начала разговор сама.

Одним июньским днем Эдвард и его супруга проводили время в месте, что уже полюбилось им, — на поляне, усыпанной пряными и душистыми цветами, от ярких соцветий которых смертному бы слепило глаза.

И все, казалось бы, было обыкновенным и…спокойным, но…

Белла бессмысленно глядела куда-то вдаль.

Этот взгляд не был ей свойственен.

Беседы не было, и гнетущее молчание изводило уже и без того уставшего от догадок и предположений Каллена. Он лежал, подперев рукой голову, и глядел прямо на ее профиль, будто это бы могло помочь ему прочитать ее мысли, что он все равно был увидеть не в силах.

Вдруг Изабелла начала разговор, к удивлению и облегчению мужа, но ее холодным тон еще больше испугал Каллена:

— Эдвард, нам надо поговорить.

— О чем, дорогая? — он напрягся еще больше.

— О нас, — она ухмыльнулась, но даже не повернула головы в его сторону.

Он непонимающе замотал головой и спросил:

— А что про нас?…

Она, улыбнувшись как-то холодно и злорадно, тут же опустила уголки губ и отчеканила металлическим голосом:

— Ты мне не нужен.

Давно не бьющееся сердце ухнуло вниз, и Каллен, не до конца осознавая услышанное, переспросил:

— Ты о чем?

— Ты мне не нужен, — твердо повторила она и тут же сорвалась, — Ты меня достал, понимаешь. Мне не нужны отношения с тобой, мне не нужны твои чувства, твои объяснения. Я тебе изменила, Каллен, я нашла того, с кем мне по-настоящему хорошо, а ты лишь хотел меня защитить. Твои, так называемые, чувства были построены на жалости ко мне. Я для тебя навсегда останусь маленькой и беззащитной девочкой, даже в обличии сильной вампирши. Тебе нужна слабовольная неуклюжая подстилка. Ты полюбил образ Беллы-школьницы, которую нужно было спасать от кровожадного Джеймса, — она рассмеялась и все же взглянула на него, тут же сузив глаза, — Извини, я уже не такая — я изменилась. А теперь, я, пожалуй, пойду, а то меня Мэттью заждался. Счастливо оставаться, Мистер Каллен, — выплюнула она и резко встала; ее фигура стремительно удалялась от мужчины в противоположном направлении. Эдвард, ошарашенный услышанным, сидел, не в силах пошевельнуться, и когда до него, наконец, дошел смысл всего сказанного Изабеллой, он закрыл лицо руками и отчаянно прокричал:

— За что?!

Он шел домой на ватных ногах — медленно и обессилено, казалось, сил развить нормальную скорость не было. Мертвое сердце кричало от болезненной пустоты, от отчаяния хотелось плакать, только выходили лишь крики, которые потом и вовсе превращались в хрип. Все существование Каллена пульсировало в висках, и он едва не упал, когда вернулся домой.

Все были там. Все, кроме Беллы…уже не его Беллы.

Дверь открыл Карлайл. Когда он увидел Эдварда, он ужаснулся и, удивленно-ошарашенно посмотрев на сына, крепко взял его руку, потому что Каллен чуть ли не падал.

К Эдварду подбежали все члены его семьи и усадили его на диван, параллельно перешептываясь о том, что могло произойти и привести вампира в такое отчаяние.

Эдвард, сев, обессиленно закрыл лицо руками. Он потерял все…вернее, весь смысл жизни. Не было ни надежд, ни жизни, ни любви, ни ее.

Он потерял.

Он потерялся.

Из транса пустынной боли его вывела Розали, спросив:

— Эдди, что случилось? Где Белла?

Его кольнуло в сердце при упоминания о ней. Собрав всю волю в кулак, он устало посмотрел на свою семью и сказал обреченно:

— Конец… Мы потеряли ее. Навсегда. Её…её больше нет.

========== Глава 2. За что? ==========

Эдвард рассказал своей семье эту ужасную историю, произошедшую на опушке леса.

И он хотел погибнуть.

У него не было мотива жить. Бессмысленная вечность. Он так боялся этого, он так этого не хотел, что бежал от этого всю свою сотню с лишним лет. Одиночество было для него пыткой, было ядом, который съедал его всего, без остатка. Он даже и не помнил, как смог рассказать о произошедшем. Возникало ощущение, что его тело говорило и действовало отдельно от разума, сердца и души.

И в его голове была лишь одна мысль.

За что?!

Пустота… Всепоглощающая и невосполнимая пустота царила вокруг, и света уже не было видно. Самое страшное для Эдварда было то, что он совершенно не хотел мстить Белле и Мэттью. Он смирился с этим — жил, как мог, не хотел отрывать голову этому вампиру, забравшему его супругу, не хотел издеваться над Беллой, хотя имел полное право на оба действия.

Он потерял все. Когда Эдвард ходил охотиться, он постоянно натыкался на эту проклятую опушку, где Белла сказала те роковые слова, и часто смотрел в сторону леса, где в последний раз видел ее удаляющийся силуэт, в надежде на то, что она выйдет на встречу, кинется ему на шею и скажет:

— Прости, я была не права, любимый…

Он был готов ее простить. Он был готов на все, чтобы вернуть свою Изабеллу. Но чуда не происходило. И не произойдет. Она сделала свой выбор. Она решила свою жизнь, свою дальнейшую судьбу. Она закрытая книга.

Эдвард тоже должен жить дальше. Он должен найти смысл жить. Он должен. Обязан. Он хотел этого.

Я хочу жить, а не существовать.

Карлайл, открыв дверь и увидев Эдварда, ужаснулся. Его лицо выражало жуткое отчаяние, которого не было даже тогда, когда Эдвард думал, что Белла покончила с собой, прыгнув со скалы.

За это короткое время в голове главы клана Калленов промелькнули сотни мыслей, что же могло случиться и привести Эдварда в такое состояние. Заметив, что Беллы нет рядом и сопоставив отчаяние Эдварда с её отсутствием, он предположил страшное — она погибла. Но когда Эдвард стал рассказывать о случившемся, оказалось, что все еще хуже… Она изменила ему.

1
Литературный портал Booksfinder.ru